Черное зеркало систем безопасности

Виктор открыл глаза: его машину окружили полицейские. Один из них направил на дверь разблокиратор, она тут же открылась.

В полицейском участке Виктора встречал седовласый мужчина лет пятидесяти, работающий дознавателем уже тридцать один год. Он провел Виктора в кабинет, усадил за стол. Тут же включилась голограмма, на которой появился адвокат, полагающийся в таких случаях задержанным. На всех этапах предварительного следствия виртуальный адвокат стал обычным явлением, и только во время судебных заседаний он обязан присутствовать "в живую". Дознаватель поднял руку, активировав в воздухе прозрачный экран, на котором высветился список статей Уголовного кодекса. Голосовой помощник монотонно зачитал обвинения в адрес Виктора, после чего дознаватель достал из ящика стола считыватель для проведения идентификации подозреваемого. Он  поднес его к каждому глазу Виктора, просканировал вены на обеих руках и снял отпечатки со всех пальцев. На экране появились персональные данные Виктора. В графе работа стояло "адвокат". Виктор попытался прочитать инкриминируемые ему статьи обвинения. Голова мучительно болела, поэтому он не смог разобрать, что до этого говорил голосовой помощник. На экране крупными буквами было написано:

 

Стань участником Партнерской программы «Актив-СБ» и вы получите:   

- Рассрочку платежа на складские позиции (при условии предоставления полного пакета документов);

- Размещение компании в разделе "Монтаж", при закупке оборудования ежемесячно на сумму более 100 000 руб;

- Кэшбэк по Бонусной программе в размере до 5% от суммы покупок

* статья 1162. "Хулиганство";

* статья 1030. "Нападение на полицейского";

* статья 1222. "Противоправное применение электромагнитного оружия".

Виктор никак не мог поверить в происходящее. Все это больше проходило на очередное реалити-шоу, которые постоянно крутят по телевизору. Он поначалу так и решил, что весь этот спектакль подстроила его любимая жена в отместку за то, что он забыл поздравить ее с годовщиной свадьбы. И даже начал подмигивать седовласому хозяину кабинета, но тот бросил на него непонимающий взгляд.

- Виктор, вы понимаете тяжесть выдвигаемых в ваш адрес обвинений? - седовласый подался немного вперед.

- Да ладно, пошутили, и будет, - Виктор попытался встать со стула, но тут же получил небольшой разряд тока в часть тела, которая оторвалась от сиденья.

- Не делайте этого, - донесся со стороны голограммы голос адвоката.

- Что со мной происходит? Я ничего не помню… Что было со мной сегодня?

Дознаватель недоуменно посмотрел на Виктора. На экране статьи Уголовного кодекса сменились картинкой: самоуправляемый автомобиль Виктора ехал по трассе. Весь его маршрут сопровождала съемка с дорожных камер видеонаблюдения, которые тут же передавали координаты автомобиля в единый информационный центр. По этим данным на 4D-карте был виден весь маршрут Виктора. В отдельном окошке появлялись кадры с фронтальной камеры его автомобиля и проезжающих мимо машин.

Вот электромобиль Виктора подъезжает на электрозаправочную станцию, притормаживает у автоматической электроколонки. Открывается дверь, Виктор выходит. И хотя на нем очки, камера видеонаблюдения по биометрии лица безошибочно его распознает, и данные также отображаются в едином центре.

Виктор взмахивает рукой, чтобы активировать оплату заправки. Заправочная система пытается считать информацию со smart-браслета, но происходит отказ в проведении транзакции, о чем появляется соответствующая информация на дисплее электроколонки. В этот момент машина начинает сигнализировать о низком заряде батареи, а так как уже начинает темнеть, о заряде через собственные солнечные батареи на крыше автомобиля можно даже и не думать.

На следующих кадрах видно, как Виктор вдруг хватается за висящий на электроколонке огнетушитель и с размаху швыряет его в светящийся дисплей. В эту же минуту раздается вой сирены, на который со всех сторон устремляются патрулирующие район квадрокоптеры. Один из них оказывается рядом Виктором буквально через несколько минут и повисает в воздухе. К камерам наружного наблюдения добавляется видео с борта дрона. Картинка показывает, как Виктор продолжает колошматить огнетушителем по заправочной колонке. С дрона раздается предупреждение: звучный мужской голос предлагает Виктору положить на землю огнетушитель и отойти в сторону. Но вместо того чтобы следовать указаниям, Виктор открывает багажник машины и достает электромагнитное ружье. В следующую минуту квадрокоптер получает сильнейший электромагнитный разряд и камнем падает на землю. Камера с упавшего дрона продолжает передавать картинку, на которой видно, как Виктор садится в машину и кричит, чтобы она ехала как можно быстрее. Другие полицейские дроны, подлетевшие к тому времени к месту происшествия, начинают его преследовать. Видео с их камер показывает, как машина Виктора мчится по трассе и въезжает в туннель. Дальше видео пропадает, так как квадрокоптеры зависают над тоннелем, а дорожные камеры в тот момент не работают - неизвестный ботвирус вывел их из строя. Спустя несколько минут видео снова появляется, но уже с полицейской машины, приземлившейся рядом с туннелем. На нем видна стоящая машина Виктора.

Следующие кадры, уже панорамные, идут с круговой камеры полицейского шлема. Дознаватель и Виктор надевают VR-очки. На панорамной съемке видно, как полицейский приближается к машине, за рулем которой сидит Виктор.

...Видео заканчивается, и дознаватель интересуется у Виктора, признает ли он свою вину. Виктор не знает, что ответить, так как из просмотренного складывается последовательная картина, на которой явно видны все его нарушения закона, и он как адвокат это прекрасно понимает. Но он не помнит ничего, тем более не может поверить, что это был он. А больше всего его пугает реальный срок "изоляции", который он может получить. В этот момент в нем просыпается адвокат и  мозг начинает работать над тем, как выйти из этой неприятной ситуации.

- Мне нужно подумать, - говорит Виктор дознавателю.

- Хорошо, - отвечает тот, нажимая кнопку- даю вам два часа на размышление.

В дверь входит конвойный, и седовласый приказывает отвести Виктора в комнату "предварительной изоляции".

Оказавшись в комнате, в одиночестве, Виктор начинает вспоминать, в какой момент он потерял сознание. Последнее, что он помнит, - как ехал по трассе в другой город на судебный процесс, и вдруг его электромобиль стал сигнализировать о неисправности. Голосовой помощник тут же предложил  заехать на ближайшую станцию техобслуживания. Уже через 10 минут машину осматривал бородатый механик, а он сам пил предложенный горячий кофе. Это последнее, что он помнит.

Понятно, что объяснения, что он ничего не помнит, не могут являться аргументом в его защиту. Нужно попытаться уцепиться за какие-то другие детали происшедшего. Виктор вспоминает про ружье, которое оказалось у него в машине. Он приобрел его как раз на станции техобслуживания. Конечно же, Виктор не собирался охотиться на полицейские квадрокоптеры. Просто в последнее время все чаще и чаще рядом с его домом стал появляться неизвестный дрон, а по закону это считается вторжением, и любой владелец вправе приобрести электромагнитное ружье, в целях самозащиты. По какому-то непонятному стечению обстоятельств на станции техобслуживания проходила промоакция и ружье стоило почти вдвое дешевле обычного, поэтому Виктор не мог его не купить.

Неожиданно стена комнаты оживает. На огромном экране появляется кабинет, где за столом сидит седовласый. Виктор оказывается как бы с другой стороны стола. С третьей стороны появляется голограмма молодого адвоката.

- Ну как, вы решились на чистосердечное признание? - Дознаватель с нетерпением подается вперед и вопросительно смотрит на Виктора.

- Это сделал не я, - глухо отвечает Виктор.

- Ну а кто же?

Седовласый от негодования даже подскакивает на своем стуле.

- Послушайте, Виктор, я все понимаю, - с раздражением продолжает он. - Ну устали, нервный срыв, все наложилось - с кем не бывает. Я понимаю, вы сами опытный адвокат. Но все же улики против вас. Нейросеть единого информационного центра идентифицировала вас на 100%. Были получены ваши биометрические данные с камер видеонаблюдения. Машина управлялась вами: в ее системе прописан только ваш голос и голос вашей жены. На заправочной станции считался чип с вашими персональным данными. Все факты, как говорится, налицо. Так сказать, трехфакторная идентификация, которая служит неоспоримым доказательством в суде. К тому же стрелять из электромагнитного ружья могли только вы, а значит система вас распознала по отпечаткам пальцев. Для меня, например, в этой истории все ясно, и я направляю дело в суд. Если хотите, можете поговорить со своим адвокатом.

Виктор ни с кем не хочет говорить, тем более с каким-то молодым неизвестным ему адвокатом, но надо как-то потянуть время. Может, ему удастся найти правдоподобное объяснение всему произошедшему.

Затем седовласый приглашает пройти его в комнату переговоров, где по закону не разрешается никакая съемка и где подсудимые могут встречаться со своими защитниками. Виктор садится за стол. Дверь за ним закрывается. На другом конце стола появляется голограмма адвоката.- Виктор, а ведь мы знакомы - произносит адвокат. - Вы меня не помните?

Виктор вглядывается. Действительно, лицо кажется ему знакомым. Адвокат неожиданно отворачивается, а когда поворачивается обратно, то Виктор видит у него бороду и усы. Перед ним - электромеханик, который накануне ремонтировал его машину и который продал ему электромагнитное ружье.

- Но мы знакомы еще раньше, - продолжает адвокат с голограммы, отклеивая бороду. - Помните процесс над Степаном Федарчуком?

Конечно, Виктор помнит этот процесс. Степана Федарчука обвиняли в том, что он убил бездомную собаку. В деле был единственный свидетель - мальчик Алеша двенадцати лет, который принес еду для бездомного пса и видел убийцу. Правда, когда прибыла полиция, то не смогла обнаружить ни саму собаку, ни каких либо других следов преступления. Виктор на этом процессе защищал Федарчука и смог доказать, что показания мальчика не являются существенными и данные из единого информационного центра намного важнее. И что доказательством причастности к преступлению служит трехфакторная идентификация, например биометрическая идентификация лица, верификация личности по камерам наблюдения и распознавание по отпечаткам пальцев. В момент убийства собаки, а это было в городском парке, где висит много камер, часть камер видеонаблюдения были выведены из строя убийцей с помощью того же электромагнитного ружья (вот она, экономия на электромагнитной защите в безопасных городах), а оставшаяся часть не смогла опознать в мужчине, одетом в черную толстовку, с натянутым на голову капюшоном, Степана Федарчука с вероятностью в 100%. Электромагнитное ружье, из которого стреляли в собаку, работало без распознавания отпечатков пальцев, а значит стрелять из него мог кто угодно. Только Алеша якобы запомнил лицо преступника, и полицейские  по фотороботу арестовали Степана.

На том судебном процессе суд оправдал Федарчука, так как посчитал, что показаний одного мальчика недостаточно. В решении было сказано, что фотороботом уже никто не пользуется, потому что на каждом углу стоят камеры видеонаблюдения и искусственный интеллект, управляющий городом, способен идентифицировать личность любого человека. И что над городом постоянно патрулируют тысячи полицейских дронов, которые оперативно прибывают на дорожные происшествия (некоторые жители по старинке пытаются управлять машинами вручную). Они же могут обезвредить любого преступника, ну или по крайней мере снять его на камеру. И что если вся эта система не смогла со 100%-ной уверенностью установить личность преступника, то никаких доказательств для заключения под стражу Федарчука у суда нет.

- А ведь тот мальчик Леша - это я, - произносит адвокат с грустной улыбкой. - Вы знаете, после того процесса я решил для себя, что мне просто необходимо вернуть доверие к людям. Что нельзя верить, пусть и бездушным, но машинам. Но из-за таких людей, как вы, люди не желают меня слушать. Поэтому я и решил поместить вас самого по ту сторону баррикад. Поэтому вы здесь.

- Так это ты все подстроил?

Виктор чуть ли не подпрыгивает на стуле, получив очередной разряд тока в мягкие мышечные ткани.

- Да, это был я. И не было ничего сложного. Вначале я получил доступ к вашей электронной почте и узнал, что вы собираетесь поехать в другой город. После этого я начал запускать дрон возле вашего дома, затем получил доступ к вашей машине, записав на голосовой имитатор ваш голос. Вы ведь слышали про голосовые имитаторы? Они умеют обходить любые голосовые системы защиты, проходя речевую идентификацию с помощью загруженного в собственный нейросетевой модуль образа голоса владельца. Создать такой образ несложно: я просто прикрепил к вашей машине миниатюрный диктофон. Через него же я, кстати, узнал все ваши пароли для управления автомобилем.

Получив полный доступ к вашей машине, я запустил в нее вирус, поэтому машина и стала показывать неисправность. На станции, на которую вы заехали, работает один механик. Мне было несложно удалить его. Для этого я с помощью видеоимитатора создал ролик с его женой (ее образ я нашел в Контактбуке), на котором она попросила мужа срочно приехать домой, и отправил ему сообщение с этой записью, сфальсифицировав обратный адрес отправителя. Только не думайте, механик ни за что не признается, что он оставил свой пост в рабочее время, ведь за это ему грозит огромный штраф и увольнение с работы. Камеры же наблюдения в тот момент на станции не работали: я вывел их из строя с помощью сетевого бот-вируса. С его же помощью я, кстати, отключил и камеры в туннеле. Ну, дальше вы  должны все помнить. За исключением того, что пока я занимался вашей машиной, я полностью ее перепрограммировал под себя и внес небольшую ошибку в систему, именно поэтому у вас так быстро закончился заряд. Ну а дальше вы купили у меня электромагнитное  ружье, попили кофе... Помните, какой он был вкусный? Ведь это после него вы уснули и остаток времени провели в багажнике своей машины до момента, пока я вас снова не усадил за руль в туннеле.

А я надел маску с вашим лицом, которую изготовил на 3D-принтере, украв ваши биометрические данные с портала госуслуг (за 10 лет они так и не смогли сделать нормальную идентификацию). Узнать пароль в наше время не так уж и сложно: помните, у вас дома случилась проблема с управляющей системой и в магазин перестали поступать заказы от вашего холодильника?

- Да, было такое.

- А помните мастера, который приходил к вам разбираться с вашей системой?

- Это тоже были вы?

- Да, это был я. Я установил у вас в центральном контроллере граббер и получил доступ ко всем вашим персональным данным. А вот и вы, кстати, - с этими словами адвокат достает откуда-то снизу маску и натягивает к себе на лицо. - Помните, как в старом фильме "Миссия невыполнима"?

Виктор смотрит на себя, то есть на маску со своим лицом, и ему все начинает казаться каким-то ужасным сном.

- Ну и, как вы помните, на мне еще были надеты ваши очки, - продолжает адвокат. -Так что любая система, особенно издалека, спокойно принимает меня за вас. Я, кстати, протестировал систему на Контактбуке: идентификация проходила в 10 случаях из 10.

- А как же блокиратор по опечатку пальцев на электромагнитном ружье? Как удалось обмануть его?

Лицо Виктора становится все мрачнее и мрачнее.

- А я его не обманывал. Я просто не выключил на ружье режим технического обслуживания, который по умолчанию устанавливается до момента продажи на подобных изделиях. Но сейчас режим  включен, - адвокат извиняющее улыбается, - так что вам сложно будет доказать, что стреляли не вы. Еще я "арендовал" у вас на время smart-браслет и "поигрался" с ним, именно поэтому система на заправке не смогла считать с него данные. Надо было вам вшивать чип под кожу, как многие сейчас делают. И вот что, Виктор, если вы вдруг решите рассказать эту "неправдоподобную" историю дознавателю, знайте - это бесполезно. Я в это время совершал покупки в местном торговом центре. Не совсем, конечно, я. Это был мой двойник - друг, на котором была маска. На удивление мы с ним одного роста и схожей комплекции. Тем более он был с моей женой. Ну, и он делал покупки с моего чипа, который я тоже пока никуда не вшивал.

Адвокат виновато улыбнулся.

- Теперь, Виктор, вы должны почувствовать на себе, каково это - выступать против "неоспоримых" доказательств системы. А меня вы больше не увидите, я выхожу из процесса. Можете найти себе другого адвоката. Удачи.

И голограмма исчезла.